?

Log in

No account? Create an account

ОСМЫСЛЕНИЕ · ЭТОГО · МИРА

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Случайно наткнулась на информацию на Правмире, что 23 ноября, в Питере, родители поехали крестить ребенка, по дороге произошло ДТП, вроде бы, незначительное, ребенка всё-таки в ближайшем храме покрестили, после чего он умер. Так вот, что по этому поводу говорят разные церковные деятели: что родители виноваты, что не обратились незамедлительно в скорую, а всё же понесли ребенка в храм. http://www.pravmir.ru/svyashhennosluzhiteli-postradavshego-v-dtp-rebenka-nado-bylo-vezti-v-bolnicu-a-krestit-samostoyatelno/ А то, что родители могли просто не понять, что нужна срочная помощь (мать не заметила, что сын ударился), что они могли быть просто в шоке, растеряться - до этого никому нет дела! В том числе и нашим батюшкам, которые торопятся ОБВИНИТЬ! Лишь игумен Валаамского монастыря, где и произошло крещение младенца, владыка Панкратий, заступился за несчастных родителей, сказав, что они "нуждаются в утешении и поддержке, а не в осуждении", однако "увы, но многие начали осуждать родителей погибшего ребенка". http://www.pravmir.ru/igumen-valaamskogo-monastyrya-roditeli-pogibshego-mladenca-nuzhdayutsya-v-uteshenii-i-podderzhke-a-ne-v-osuzhdenii-1/ Представьте себя на месте этих несчастных: Вы потеряли дитя, которое совсем недавно подарил вам Господь, потеряли скоропостижно, трагически. Вы потрясены, вы еще не пришли в себя от этого удара. И тут - ваши верующие братья и сестры, пастыри накидываются на вас с обвинениями! А может, еще и уголовное дело против вас возбудят! Есть на том же Правмире и еще более потрясающая заметка: http://www.pravmir.ru/semya-rebenka-pogibshego-posle-dtp-po-doroge-v-cerkov-schitalas-blagopoluchnoj/ где уполномоченная по правам ребенка в СПб говорит, что данная семья "считалась благополучной"!!! А уже, значит, не считается? И выходит, мы все, родители с детьми, на заметке у органов опеки? Боюсь, как бы у этих несчастных не было проблем в случае, если у них снова родится ребенок!!!
ЛЮДИ!!! Как вы скоры на осуждение! Как же мало в вас христианской любви, если всегда, когда нужна помощь - вас рядом нет, а когда надо осудить - вы тут как тут! Если у родителей случилось несчастье - погиб ребенок, вы скорей бросаетесь осуждать. Если мать с ребенком идет по улице, и у ребенка грязная одежда (потому что ГРЯЗНО на улице осенью!) - вы нападете на мать, будете грозить ей опекой и оскорблять ее. Уступите ли вы место в транспорте женщине с ребенком или пожилой? Пропустите ли вы мать с ребенком без очереди в магазине? Если хулиганы избивают человека на улице, вы хотя бы милицию вызовете? НЕТ, НЕТ и НЕТ!!! Так какое право вы имеете ОСУЖДАТЬ??!!!
Поделюсь и своим наболевшим.
Я долгое время занималась (и сейчас, по возможности, продолжаю) противодействием внедрению в нашей стране ювенальных технологий. Так вот - почти все мои знакомые, кому я это рассказывала, говорили, что я занимаюсь глупостями, а эти законы направлены против асоциальных родителей. Либо просто отмалчивались. Так вот, дорогие - все семьи с детьми - уже на заметке!!! А из истории мы знаем, как легко наши граждане превращаются в стукачей. Это - мир, в котором нам жить. Тот, который мы постороили своей пассивностью. Участвовала я также и в экологическом противодействии. Это, казалось бы, более понятно, но поддержки я тоже не видела.
Сейчас я вплотную занимаюсь помощью Ужовой Марине Викторовне (http://vk.com/club30974640). Благотворительный сбор на лечение. Занялась я этим потому, что Марине почти никто не помогает. Мы стучим во все двери, потому что перед человеком развилка: возвращение к полноценной жизни, либо мучительное угасание. Здесь, вроде бы, всё понятно - никакой политики, "Помоги ближнему своему" - евангельская заповедь. И что я встречаю? Подавляющее большинство тех, к кому я обращаюсь, мои сообщения игнорирует. В том числе и верующие! Есть и отклики, конечно, но они в меньшинстве. Видите ли, "я не размещаю просьб о помощи на своей странице". Видите ли, "люди пришли на мероприятие не за этим". Да. Мы занимаемся только своим важным богоугодным делом. Да. В беде человек остается совсем один. "Они полые. Смоковницы. Только когда их рубят, они начинают чувствовать то же, что и остальные деревья", - как сказал писатель Владимир Корнилов. Люди-смоковницы! Я ВАС НЕНАВИЖУ.
* * *
Пропавший 9-летний Игнат Оглезнев

Условия жизни Игната Оглезнева надо проверить, считает Астахов

16:37 07/12/2012
"За побеги детей из детских учреждений администрация должна нести ответственность и предотвращать такие случаи. Если ребенок сбежал из дома, нужно провести работу с данной семьей, за безопасность ребенка отвечают, прежде всего, его родители", - цитирует пресс-служба слова Астахова.
* * *

15.03.09

 

Зачем нужен патриотизм? Затем, что человек должен что-то и кого-то любить. Не только себя и своих близких: любить только их – это раздвинутый эгоизм. Не только Бога – Бог далёк, и говорить, что любишь Его – легко. Нужно любить то, что Господь тебе дал – а дал Он тебе Родину, следовательно, ты должен любить её. Он посылает тебе людей, которые нуждаются в тебе, в твоей помощи – ты должен любить их.

Когда падут государственные границы, будет легче – можно будет выбрать любое место на земле и назвать его своей родиной и вкладывать силы в его благосостояние. Пока же есть государства, человек обязан Родине, как матери, тем, что она взрастила его – хорошо ли, плохо ли, но взрастила. Человек должен заботиться о благосостоянии Родины, как заботится о благополучии родителей.

* * *

ИЗРЕЧЕНИЯ

 

«Если жена изменила с лучшим другом – это трагедия, если муж изменил с лучшей подругой – так, мелочи жизни».

я

 

«Ты вторую щёку-то подставляй, но удары тоже не забывай наносить».

мой муж

 

Моя мама (в церковь ходит очень редко, по настроению):

 

«Мы больше говорим о Боге, чем веруем в Него».

«Быть православным – это не вредить другим людям».

«А что же, всё должно быть всегда хорошо?»

«Насильно и Бог не может спасти человека».

«Надо простить обидчика, а грех его оставить на Волю Божию. Богу виднее».

«И без работы, и без атрибутов благополучия человек может жить в служении ближним и готовиться к вечной жизни».

 

* * *

01.11.05

 

У Ю.Шевчука в песне «Бой» есть строчка: «Я пастырь, я красный волк, дрессировке не поддаюсь!» Мне всё время хочется спеть «не подлежу», но это неверно. Как раз-таки «подлежу», а именно «не поддаюсь»! А что же это значит – не поддаваться дрессировке?

Нас всех дрессируют. Общество, массовая культура, СМИ. И настоящий подвиг – жить по своим убеждениям, не потерять настоящих ценностей, не подменить их навязываемыми, не жить по принципу «как все» - т.е. не «выть по-волчьи», даже живя с волками.

Конечно, истинные ценности изначально должны быть заложены в человеке. Но у каждого человека от природы есть совесть. Её, конечно, можно как развить, так и забить. Не знаю, может ли быть так, что она совсем не проявится… Но нас всё-таки воспитывали.

Но вот мы смотрим: чтобы получить хорошую оценку, можно списать у однокурсника или с конспекта. Все списывают, и преподаватель этому потворствует – ему ведь тоже выгодно всем хорошие оценки поставить. И мы списываем – как все. Потом – немножко обмануть – опять же, к обоюдному удовольствию: «мама (или начальство) не расстроится и меня ругать не будет». Далее – подсидеть кого-нибудь: «или я, или меня». Поднять руку на голосовании за исключение кого-либо из какого-либо профессионального союза: «тем, кто исключает, виднее». Всё это и называется «поддаваться дрессировке»: если все так делают, то и мне можно.

А как же не поддаваться? Самое простое: поздороваться с неприятным тебе человеком, когда гораздо легче сделать вид, что ты его не заметил. А если поздороваешься – пусть он тебе не ответит, но ты выполнил долг вежливости, и правда на твоей стороне.

Не поддаваться давлению окружающей среды – пусть даже не прямому, а просто: «все так делают» - это и есть не поддаваться дрессировке.

«Мы – неформалы, формалы – не мы!» - поётся в одной песенке. А кто такие неформалы? Изрисованные и проколотые? Да к ним уже взгляд привык. Я думаю, что неформалы – это православные. Живущие не по законам этого мира. Не поддающиеся дрессировке.

 

06.02.06

 

Что значит слово «несчастный» в одном из употреблений:

 

«бояться каких-то несчастных мышек»

«позволить себе какую-то несчастную шоколадку»

«вычитывать эти несчастные три канона»

 

(все примеры взяты из жизни)?

 

В детстве меня это слово в этом значении коробило. Почему, например, если я хочу куклу, мама говорит: «Так тебе нужна эта несчастная кукла?» Почему она несчастная, ведь, скорее, наоборот: если я заполучу её, я стану счастливой, значит, это счастливая кукла!

Богатство русского языка.

Так вот, значит это слово либо «предмет ничтожный, но доставивший людям много хлопот, возможно, трудностей, которых он никак не заслуживает», либо «предмет, возбудивший вокруг себя много суеты, беспокойства, волнения,  опять-таки совершенно бессмысленного».

 

18.09.06

 

Почему молодость не боится смерти, а старость боится? Наверно, потому что грехи, за жизнь накопленные, тяготят душу, чувствует она, что придётся отвечать… К старости душа изнашивается, становится мягкой, податливой, как старая потёртая ткань. А в молодости душа тугая, прочная, ни ветры, ни дождь – всё ей нипочём. И грехов меньше, а если есть, то они не чувствуются.

* * *
* * *

22.02.05

 

Александр Зиновьев пишет, что по западным понятиям главное – не «быть», а «слыть», т.е. не так важно, какой человек на самом деле, а важно, каким он выглядит в глазах окружающих (т.е. «грех помышлением» - это личное дело каждого).

В английском языке есть выражение “to show sympathy”, т.е. «показывать сочувствие». Не знаю, употребительно ли “to express sympathy” – «выражать сочувствие», но в нашем учебнике употребили именно первое. По-русски, определённо: «выразить сочувствие», а «показать сочувствие» имеет чёткий отрицательный смысл: «показать, на самом деле оного не испытывая, слукавить». Я долго не могла понять, что же в этой фразе (“to show sympathy”) меня коробит… А для носителей английского языка (к тому же, авторов учебника) это естественно.

 

03.05.05

 

Почему глаза – «зеркало души»? Наверно, потому что в них можно душу увидеть.

А мне кажется – что приятно глазам, то приятно душе. С другими четырьмя чувствами всё ясно: громкие, резкие, пронзительные, лязгающие и т.д. звуки неприятны, а приятны плавные и нежные (средних частот и громкости). Далее: если тебя бьют – это больно, гладят – приятно. То есть: неприятное воздействие на органы чувств – это болезненное воздействие. В другом случае оно нейтрально или приятно.

А с глазами всё иначе. Какое бы зрелище ни было перед глазами, оно физических неудобств, боли не доставит. Но оно действует впрямую на душу. Таким образом, исходя из того, на что человеку нравится смотреть, можно понять, какая у него душа.

 

05.05.05

 

Меня долгое время смущала строчка в кондаке на день Петра и Павла: «болезни бо онех и смерть приял еси паче всякого всеплодия». Я думала так: да какое же большее «всеплодие» можно принести Богу, чем пожертвовать ради Него своей жизнью?!

Теперь же я думаю, что ответ кроется в следующей строчке: «Едине сведый сердечная». Что же это значит?

Силы (объективно) у нас у всех разные. И Господь видит силы каждого. Следовательно, нельзя плоды, принесённые двумя людьми, взвешивать на одних весах, так как силы этих людей не равны (ср. разные весовые категории). И Господь не судит, как на земле, «по факту», а, учитывая силы человека, смотрит на его душу, на его горение, стремление послужить Богу и ближним, принести плод. Пусть человек может и мало, но если он вкладывает в дело всю душу, а если идти до конца, то и жизнь – вот такой человек угоден Богу.

Однако Господь, по милосердию своему, не требует от нас даже вкладывать всю душу, ибо и это для многих из нас слишком трудно. Он просит отвести Ему хотя маленький уголок в нашей душе, отозваться на призыв Его, отворить двери сердца нашего на Его стук. И если мы Его впустим, то в этом маленьком уголочке нашей души загорится Божия свечка, огонёк которой, разгораясь всё ярче и ярче, займёт, наконец, всё наше существо и будет светить ближним нашим.

 

23.09.2005

 

У нас и на Западе разные методы воспитания детей. На Западе с 12-13 лет ребёнок начинает подрабатывать и деньги эти расходует НА СЕБЯ. К тому же, ему ещё раньше начинают давать карманные деньги – регулярно, как заработную плату. Наряду с этим у него появляются обязанности по дому, за которые он и получает эту как бы зарплату. В 16-18 лет ребёнок уходит от родителей и начинает жить отдельно и сам себя обеспечивать. «А у родителей начинается вторая молодость», как сказала моя знакомая Оксана, выросшая в Европе.

На Руси, а ныне в России же наоборот: «Что и за отец, что и за мати, если до смерти детей своих не докормит?» (Ф. Абрамов: «Михей и Иринья»). Родители помогают ребёнку, хотя тот уже совсем взрослый. Приучают детей помогать по хозяйству, участвовать в жизни семьи – и всё бесплатно. Как говорит Оксана, «дедушка и бабушка – это уже другая семья». У нас же нет – это всё одна семья.

То есть, на западе в детях воспитывается индивидуализм. И накопительство, наживание денег. «Ты сделай то-то и то-то, получишь за это деньги, они ТВОИ». Потом ребёнок уходит в самостоятельную жизнь, и уже ни родители не помогают ему, ни он родителям. То есть, помочь-то они, конечно, могут – дать в долг, например. Но у человека формируется понятие: в жизни можно и нужно рассчитывать только НА СЕБЯ. Никто тебе не поможет, и ты никому не должен бесплатно помогать. Почему это я должен тебе помогать, ведь я всего добился сам, это всё МОЁ. У тебя есть все возможности сделать то же самое – добиться всего самому. И главное – возможности эти на самом деле в западных странах ЕСТЬ.

В России же (традиционной) ребёнка учат доброте, бескорыстию и взаимопомощи. Трудности нужно преодолевать всем миром, сообща. Одному человеку тяжело справиться с проблемой, а всем вместе – легко. Сегодня я помогу, а завтра, когда мне будет трудно, мне помогут – не этот человек, а другой, другие. А брать плату за помощь – это стыдно. Да и страна у нас такая, что без взаимопомощи в ней прожить трудно.

Жаль только, что в последнее время эта традиционная этика стала уступать место другой, западной…

* * *

27.03.09

 

Добрый и великодушный человек не может быть ограниченным.

 

29.03.09

 

«Не собирайте себе сокровища на земле,

где моль и ржа истребляют

 и где воры подкопывают и крадут,

А собирайте себе сокровища на небесах,

где моль и ржа не истребляют,

и где воры не подкопывают и не крадут.

Ибо где сокровище ваше,   там будет и сердце ваше».

 

Как человек приходит к подвигу? Как правило, он лишается всего, что имеет. Читаю сейчас прот. Сергия Гаккеля, жизнеописание матери Марии (Скобцовой). Она пришла к монашеству, потеряв двух дочерей. Впоследствии, потеряв сына, соратников, дело своей жизни и свободу, она пришла к добровольному мученическому концу. Это лишь один пример.

То сокровище, о котором говорится в Евангелии, - это благодать Божия, Дух Святой, Который вступает в общение с духом человеческим. Добыть это сокровище может каждый из нас. А может быть, оно уже у нас есть, только мы про него забыли («Царство Небесное внутрь вас есть»).

Можно представить такой образ: есть у нас драгоценное ожерелье, доставшееся по наследству от прабабушки. Оно прекрасно, его красота и совершенство – вечны. Оно не портится от времени. Однако же нам, по молодости нашей, кажется оно немодным, да и тяжёлым. Так или иначе, а бросили мы его на дно ящика и завалили сверху всякими модными безделушками. А со временем и забыли о прабабушкином ожерелье. Точно также, отягчившись заботами житейскими и устроением земного благополучия, забываем мы и о даре Божественной благодати, живущей внутри нас и ждущей своего часа. Мы любим всей душой нашей не Бога, а то, что у нас есть – наше благополучие, наше спокойствие, наших близких. Отвергнуться от всего этого, когда позовёт Господь – бесконечно трудно. Но в некоторый час Господь забирает всё это Сам, забирает все наши модные безделушки, и даёт нам возможность вспомнить про драгоценное прабабушкино ожерелье, которое ценнее всех этих вещичек. И хотя сами по себе они неплохи, они даются лишь на время, до той поры, пока мы не станем в силах остаться наедине с Богом – и с подвигом.

Любить Бога легче в испытаниях и страданиях, когда ничто земное не заграждает Его от нашего сердца, когда драгоценные кристаллы Божественной благодати сверкают, ничем не заслонённые. Поэтому Господь и отбирает у нас то, к чему мы привязаны, - не всё сразу, да и не всегда всё – по силам каждого, лишь для того, чтобы каждый вспомнил о Боге и о своём истинном призвании.

* * *

09.03.09

 

Мне кажется, люди, теряющие слух, склонны замыкаться в себе, а теряющие зрение, напротив, склонны открываться окружающим людям. Первые становятся автономными: они вполне могут сами себя обихаживать и делать всё, им необходимое, а общаться с окружающими не могут. Вторые же, напротив, не в состоянии поддерживать свою жизнь без помощи ближних и без общения. Поэтому они тянутся к людям.

* * *

21.01.09

 

Хочется написать об отношении А. Шмемана к России, а точнее – об отношениях его с Россией.

О. Александр Шмеман – дитя русской эмиграции. В России он никогда в жизни не был. Раннее детство провёл он в Эстонии, а школьные годы и молодость – в Париже, в эмигрантской среде. И хотя он в равной степени владел русским, французским и английским языками, родным его языком был русский. По-русски же он всю жизнь вёл дневники.

Юный Александр впитал в себя русскую дореволюционную и эмигрантскую культуру, насквозь пронизанную ностальгией по ушедшей, потерянной России. В его душе с детства сложился образ сказочной страны, «града Китежа». Будучи человеком в высшей степени трезвым и здравомыслящим, взрослый о. А. Шмеман понимает, что этот образ не имеет ничего общего с действительностью, как современной ему, так и дореволюционной. Любя Россию, русских людей, русское искусство, он резко отрицательно относится как к советскому строю, так и к внутриэмигрантским распрям.

Он как-то обмолвился, что в Россию ему «путь закрыт». Не по внешним, а по личностным причинам. Он боится. Чего? Боится встречи с реальной Россией, не воображаемой.

Любовь о. Александра к России можно назвать платонической и «страшащейся» и уподобить любви ребёнка к матери, которая его по каким-то причинам не растила, но о которой ему рассказывали самое прекрасное. Выросший ребёнок понимает, что сложившийся в его душе образ «самой доброй и самой красивой мамы» действительности не соответствует, но он избегает встречи с матерью, чтобы этот образ не разрушить. Также и Шмеман боится попасть в Россию, т.к. боится потерять, повредить дорогой с детства образ чудесной страны.

Сам он об этом пишет так:

«Только что звонил в Москву. Л. и М. [жена и дочь] только что приехали [по туристической путёвке]. Садятся – «за горячий борщ». Странно подумать – вот они в той самой России, которую я никогда не видел, и которой, так или иначе, определённой оказалась вся моя жизнь. С волнения – в детстве – когда слушал избитый романс Плевицкой «Замело тебя снегом, Россия» или при чтении стихов парижского поэта:

 

Это звон бубенцов издалёка,

Это тройки размашистой бег,

Это - чёрная музыка Блока

На сверкающий падает снег…

 

И вот – туризм, борщ… Может быть, потому мне и не хочется ехать в Россию туристом, что подсознательно боюсь потерять ту Россию, вся сладость которой и была в её недостижимости, занесённости снегом и т.д.» (март 1982 г.)

 

Выросший в «прагматичной» Европе, Шмеман душой тянется к России, однако по-настоящему её не понимает. В другом месте своего дневника он пишет так:

 

«Вчера вечером Серёжа [сын] показывал нам свои русские slides: Суздаль, Москва, Владимир… Слов нет: да, все эти церкви, сияющие куполами сквозь берёзы и закаты, сильно «действуют». Внутренне соглашаешься с Тютчевым: «Что сквозит и тайно светит в наготе твоей смиренной». А с другой стороны – какой-то почти испуг: для чего, из чего –в сознании и подсознании – это нагромождение церквей, иначе не скажешь? … Какая-то вакханалия священного! И рядом с ней грязь, убожество, нищета.» (23 октября 1980 г.)

 

Пришёл бы такой вопрос в голову человеку русской культуры? Никогда. А в «западном» (всё-таки!) сознании Шмемана не укладывается, как можно украшать храмы, когда люди живут в «грязи, убожестве, нищете». Русские же испокон веку важнее своего благополучия считали благолепие храма. Почему так много храмов было в русских городах? Потому что иметь свой «кончанский» или «уличанский» храм, то есть храм того или иного «конца», той или иной «улицы», считалось делом престижа. А в Суздале и тем паче – несколько дворов скидывались и строили себе храм. И, думается, даже бедные дворы жертвовали на постройку храма копеечку. Вера, религиозность была неразрывно вплетена в жизнь людей.

Но вернёмся к Шмеману. Приведу ещё одну цитату из его дневника (впечатления от встречи с недавними русскими эмигрантами):

 

«… Удовольствие, радость от «русскости», от той смеси – чего с чем? – которая, как ни верти, единственная в мире. Пожалуй, надо признать существование этой пресловутой «русской души».» (7 ноября 1981 г.)

 

Думается мне, что эта самая «русская душа» присуща только человеку, выросшему в России, среди той самой «грязи, убожества, нищеты», которым не придаётся значения из-за стремления к высшему, к горнему. Эти «грязь, убожество, нищета» потому и процветают на Руси, что русский человек никогда не уделял должного внимания борьбе с ними и культивации их противоположностей: порядка, благополучия и богатства. У русского (конечно, не у каждого в полной мере) всегда были высшие, хотя подчас эфемерные цели.

* * *

08.01.09 

 

Впечатления А. Шмемана от биографии английского поэта Одена. Читая его биографию, Шмеман испытывал отвращение к этому человеку, говорил о его порочности. Окончив её, он пишет так:

«Тайна человеческой жизни. И какими ничтожными и попросту греховными – в свете этой тайны – становятся наши оценки, суждения и приговоры. … И что-то – да, великое – начинает просвечивать под конец… По-настоящему, духовно, интересен в «мире сем» только человек, только его «единственность» и в ней «избранность». Только человек всегда, вечно, изначала – «трансцендирует» мир сей, ибо по самой природе своей он – «жилище двух миров».» (28.10.1981)

Поэзии Одена Шмеман не знал (как и я). Он увидел в этом человеке «что-то великое» по его биографии. И думается мне, величие это может проявиться в каждой человеческой личности. Велик даже не общепризнанный, понятный людям гений (поэта, учёного) и даже не только совершённый человеком подвиг. Величие проявляется во встрече человека с Богом. Тайна, о которой пишет Шмеман – и есть тайна величия. Тайна пути к Богу, встречи с Богом и потом – верности Богу. Это отнесение к Богу может быть и неосознанным. Шмеман далее пишет об Одене, что «этой «трансцендентной» сущности своей он пребывает – пожалуй, сквозь всю свою жизнь – верным, ей служит своим поэтическим даром. Более верным, чем «моральные» (я бы добавила – верующие – C._S.) люди, которые в мире сем у себя дома…» Человек, не знающий Бога, может быть верным долгу, чести, призванию, может любить ближних так, как не умеют их любить христиане. Например, я знаю неверующих людей, которые недоумевают, как можно не помочь нуждающемуся в помощи. «Языцы естеством законная творят…» И, может быть, таким «язычникам» потому и не открывается Господь, чтобы они были назиданием нам, верующим, нас научали неподдельной («Я сделаю добро, потому что это богоугодно») Христовой любви.

Так вот, величие человека и проявляется на этом пути: сначала поисков, потом обретения и далее верности. И этот путь – не устану повторять этого – единственен, исключителен, неповторим у каждой личности и потому бесконечно ценен.


* * *
* * *

Previous